Команда Solus о причинах ухода Айки Доэрти

Звучит странно, но… Когда-то, прочитав эту заметку, я вдруг понял, что вне зависимости от того, какой дистрибутив я всё-таки выберу для постоянного использования, «моим» дистрибутивом всегда будет Solus. А раз так, то, может, и искать уже не нужно? Для меня действительно важно, кто делает софт, которым я пользуюсь, а Solus на тот момент был единственным дистрибутивом, разработчиков которого я знал «в лицо». У Solus не так много русскоязычных пользователей, и пора это исправлять. Осторожно, много букв!

Команда Solus о причинах, по которым основатель проекта Айки Доэрти отошёл от разработки дистрибутива

Всем привет. Меня зовут Джошуа Стробл, рядом со мной Беатрис Мейерс. Мы оба долгое время были частью основной команде Solus, и кажется, пришла пора обсудить то, что сейчас творится с дистрибутивом. Вот только простого способа начать этот разговор, увы, нет. Приступим?


Наверное, для начала, стоит хотя бы слегка осветить хронологию событий. Всё началось 13 июня 2017 г., когда основатель проекта Solus Айки Доэрти ушёл из Intel и работа над Solus стала его основным занятием и источником заработка. Вот, что он сам говорит по этому поводу:

«Это шаг, на который мне всё равно пришлось бы пойти. Так я смогу уделять гораздо больше времени собственному проекту, подгоняя его под собственные стандарты качества. Я хочу, чтобы дистрибутив был таким, каким я его задумал. Вы этого заслуживаете. Мы и так многого достигли, но до сих пор это было лишь хобби. Теперь же я смогу полностью посветить себя разработке собственной операционной системы. И развиваться Solus будет в разы быстрее!

Наверное, стоит объяснить, что уход из Intel – это личный, а не профессиональный выбор. Четыре года, проведённые в компании в качестве программиста и инженера помогли мне стать тем, кем я сегодня являюсь. Я благодарен Intel за тот опыт и те знания, которые получил в их стенах, и я уже скучаю по команде, с которой долгое время работал. Уход из Intel – это личное: Solus – моё творение, моя страсть. Если есть люди, которые поддерживают Solus, и я должен быть с ними. Вместе мы сумеем поднять Solus на новый уровень. Спасибо, что всё это время вы поддерживали то, что я делаю. Вы верили в меня. Теперь и мне пора в себя поверить!»

– Айки Доэрти


Это цитата из одной из предыдущих публикаций из нашего блога (как раз 13 июня 2017 г.). Одновременно с этим мы слегка расширили команду и пригласили в неё Стефана Рика (он же Cybre), который к тому моменту уже внёс существенный вклад в разработку рабочего окружения Budgie. Всё это привело к тому, что Айки теперь мог работать над дистрибутивом в строго отведённое время (прям как на настоящей работе), а свободное время проводить с семьёй.


Solus 3 стал первым крупным апдейтом системы после ухода Айки из Intel. Мы добавили поддержку snap-пакетов из коробки и обновили Budgie до версии 10.4. Для Budgie это был серьёзный шаг вперед: появился режим док-станции, отдельное приложение Budgie Settings, ночной режим и множество других улучшений.


Изменения коснулись и других редакций (в то время их было всего три: Budgie, GNOME и MATE). И после релиза Solus 3 мы наконец-то преступили к разработке Budgie 11, первого по-настоящему самостоятельного проекта Айки после его ухода из Intel. Разработка началась 26 августа 2017 г., а уже 16 сентября на хакфесте Eleventh Budgie мы представили первые наработке.


Примерно в тоже время я закончила работу над портированием стека Haskell. Haskell и несколько сотен новых пакетов, загруженных с его появлением, оказали серьёзную нагрузку на наш репозиторий, который со времен EvolveOS не претерпел почти никаких изменений. Попытки исправить вскрывшиеся косяки заняли у нас так много времени, что на повседневные задачи времени у нас попросту не оставалось. Разработка фактически замерла, и тогда мы с Айки погрузились в дебри технических дискуссий о том, как всё исправить. Так появился Ferryd. Айки взял на себя большую часть фактической реализации, а мы были на подхвате.


С добавлением Ferryd мы получили возможность гораздо сильнее менять стек, чем мы и занимались на протяжении следующих нескольких месяцев. К октябрю 2017 г. мы перешли на GNOME 3.26 и LLVM5. В том же году мы провели марафоном Welcome to the Grid Gamefest, в рамках которого добавили поддержку snap-версий LSI и Steam. Это был последний стрим, в котором участвовал Айки. Примерно тогда я начал замечать, что Айки меняется: он перерос все эти мероприятия, теперь они мало его интересовали. Наверное, это было связано с переменами в личной жизни, но подробностей я не знаю.


Не знаю, замечала ли я какие-то изменения в характере Айки в то время, но я то знала его всего два года. В январе 2018 г. Айки начал переписывать Linux Driver Management, а уже в феврале перешёл к Центру приложений. Так что мы в ту пору особо не беспокоились. В феврале и марте мы с Айки устроили местечковые соревнования по похудению: оба перешли на здоровую пищу и много тренировались. В конце марта Айки решил, что больше не хочет участвовать в Late Night Linux, и, честно говоря, меня этот шаг особо не удивил: раз в две недели нам приходилось тратить какое-то время на подготовку к очередному стриму, и, видимо, Айки, соглашаясь на эту авантюру, не рассчитывал, что это будет отнимать у него так много свободного времени. Давайте откровенно: Айки умеет привлечь аудиторию, но ему это не особо нужно. Наверное, он понимал, что именно на нём и держался подкаст, и ему это не нравилось. Так что, когда Айки решил покинуть LNL, команда этот шаг поддержала.


После ухода из Late Night Linux Айки перестал вести социальные сети и почти не появлялся на Reddit и в Twitter. Освободившееся время он направил на саморазвитие. Примерно в то же время он впервые начал открыто рассказывать нам о том, что происходит в его жизни: о желании получить водительские права и о попытках вести здоровый образ жизни. Было очевидно, что у Айки слишком много обязанностей и ему нужно больше свободного времени. Мы втроём впервые обсудили наши роли в проекте и решили, что мы с Беатрис возьмём на себя часть задач, которые Айки всё это время выполнял в одиночку. Все эти годы Айки был основным разработчиком Solus, остальные лишь помогали ему в этой работе.

3 июля 2018 г. Айки сообщил нам, что некоторые личные обстоятельства могут заставить его вернуться в Англию. Фактически он уже знал, что ему придётся переезжать. 11 июля мы обсудили некоторые возможные проблемы с доступом к проекту: OVH серверы, ring0 и веб-сервер (к которому у меня уже был доступ по SSH). На следующий день мы собирались обсудить домен, Google для бизнеса, Fastly и многое другое, но я был занят отъездом из Соединённых Штатов, у Беатрис был завал на работе, а Айки был слишком занят переездом. Так что у этому разговору мы так и не вернулись.


Как вы знаете, Solus обновляется по пятницам. 12 июля 2018 г. мы с Айки договорились, что начнём потихоньку распределять обязанности между другими членами команды. 13 июля состоялась первая пятничная синхронизация, и всё прошло вполне гладко. То есть в тот момент у нас был доступ ко всему, что было необходимо для внесения серьёзных изменений в систему без участия Айки. Но каждый из нас был занят своими делами, и следующая неделя пролетела в один миг. 19 июля Айки вернулся в Англию. На своей странице в G+ он опубликовал несколько фотографий и рассказал о переезде. Мы решили пока его не беспокоить и дать ему время освоиться на новом месте.


В январе 2014 г. я с семьёй переехал из США в Финляндию. Так что я по личному опыту знаю, в какой хаос может превратиться переезд в другую страну. Суета растягивается на недели и даже месяцы. По крайней мере, именно столько времени ушло у меня на то, чтобы привыкнуть к новому месту. Мы понимали, что для Айки это тоже тяжёлое время и старались его не отвлекать. 30 июля он связался с нами через IRC и пожаловался на отвратительную работу местного мобильного интернета.


И тут мы плавно подходим к августу 2018 г. Мы с Джошем решили, что пора провести очередной хакфест. Сию движуху мы назвали Summertime Solus, и в ходе стрима обновили и релизнули несколько действительно крутых штук. Я, к примеру, наконец-то закончила несколько программ, на которые убила больше года: Cuppa (отслеживание релизов) и eopkg-deps (восстановление пакетов). Джош выкатил несколько серьёзных улучшений для Budgie. Наверное, это был первых в истории Solus хакфест, в ходе которого мы оба внесли столь значимый вклад в код операционной системы. Вот только Айки с нами в тот день не было, и многие это заметили. Нас постоянно спрашивали, как у него дела, какие новости и когда он наконец-то подключит нормальный интернет. Мы знали, что дела у него идут не очень: с тех пор, как Айки переехал в Англию, чувствовал он себя неважно. Скорее всего, он подцепил какую-то разновидность гриппа или ещё какую-то местную болячку. Мы не торопили его с решением накопившихся проблем. Ему нужно было отдохнуть и восстановиться. Сейчас я понимаю, что примерно в то же время Айки незаметно для всех удалил свой Instagram.


16 августа Айки сообщил, что больше не хочет вести аккаунт на Mastadon, и я решил, что пора с ним связаться. К тому моменту он либо уже перестал публиковать что-то от своего имени, либо полностью удалил учётные записи. Связаться с ним становилось всё сложнее.

27 августа случился первый серьёзный сбой в работе наших серверов: сайт, Phabricator и форумы были недоступны. Доступа к панели управления OVH у нас не было, следовательно, мы не особо понимали, что именно могло произойти и что могло послужить причиной столь серьёзного сбоя.

Примерно через 5 часов Айки вышел на связь и рассказал, что проблема была в каких-то диких зависаниях OVH. Он всё исправил и снова пропал.

Следующий сбой случился 5 сентября. Нужных прав доступа у нас всё ещё не было, и мы снова не знали, что именно происходит. Чуть раньше я приобрёл для Solus домен getsol.us, так что мы превратили его во временное зеркало сайта и сообщили сообществу, что теперь им на всякий случай стоит следить за социальными сетями и новым сайтом. 6 сентября (около 2 часов ночи) нам удалось связаться с одним из сотрудников OVH и выяснить причины сбоя: оказалось, мы просто опоздали с оплатой. Мы постарались объяснить ситуацию: доступ к счетам и платёжным документам были только у Айки, а способов быстро связаться с ним у нас не было. OVH вошли в наше положение и согласились на 5 дней вернуть нам наш сервер. После этого мы с Беатрис начали готовиться к вынужденной «миграции».


Нам нужна была помощь, и я обратилась к коллегам из Рочестерского технологического института (RIT). Когда-то мы уже обсуждали возможность размещения оборудования Solus в стенах RIT. В этом случае мы бы даже смогли воспользоваться списанным оборудованием и перенести на него всю нашу инфраструктуру. На самом деле к тому моменту я уже начала превращать ноутбук Питера (к слову, тормозной до нельзя!) во вспомогательный сервер. Ещё один сервер нам предоставили мои коллеги из RIT. Он был прям древний, зато памяти у него было предостаточно. На нём мы собирались разместить основные сервисы Solus: Build Server, Package Server и Web Server. Когда система была настроена и запущена оставалось только вернуться к OVH и сделать резервные копии.


Пока Беатрис возилась с тем, что пользователи обычно не видят, я начал возвращать к жизни сайт, форумы, nginx и Phabricator. Часть времени пришлось потратить на то, чтобы оповестить пользователей о грядущих изменения: я написал заметку Supercharging Solus Infrastructure и разослал её по нашим социальным сетям. Основная аудитория была в курсе.


7 сентября Айки вышел на связь и сообщил, что серьёзно болен. К тому времени он уже оплатил работу сервера на месяц вперед, так что теперь мы могли не торопиться с переездом:

«Мне тут совсем плохо, но я оплатил ещё 30 дней работы сервера. Если получится, я постараюсь связаться с вами завтра»

– Айки

На тот момент это было последнее сообщение, которое команда Solus получила от Айки.


К 9 сентября мы практически вернули себе прежние позиции, и я принялся за внесение необходимых изменений в eopkg/pisi. В идеале я собирался незаметно перетащить всех наших пользователей в репозиторий на базе RIT (к тому моменту он уже хостился на mirrors.rit.edu). 11 сентября репозиторий был готов к работе, о чём мы и рассказали пользователям в очередной заметке.

На тот момент у нас пока не было чёткой информации от Айки, а значит, и ответить на многие вопросы пользователей мы тогда не могли. А вопросы были: впереди нас ждал еженедельный подкаст и многим хотелось бы узнать, что там у нас происходит. Мы слишком долго тянули, и со стороны многим могло показаться, что мы темним. Некоторые пользователи открыто высказывали недоверие команде Solus и лично Айки, поэтому мне всё-таки пришлось высказаться: уважайте право Айки на личную жизнь! Сейчас то я понимаю, что именно так не понравилось пользователям, но я всё ещё уверен, что, если у тебя нет чёткого ответа на поставленные вопросы, лучше вообще ничего не отвечать. У нас не было чёткого представления о том, что происходит с Айки, но нам всё же удалось взять ситуацию под контроль.

С выходом Solus 3 ISO Refresh (он же Solus 3.9999) миграция инфраструктуры на новые серверы была завершена. Кстати, примерно в то время появилась и тестовая сборка Solus с рабочим окружением Plasma. За минувшие 6 дней нам удалось реанимировать инфраструктуру Solus, опубликовать новую версию ОС и начать тестирование нового для нас рабочего окружения.


И теперь, когда у вас наконец-то появилось представление о том, что именно происходило с проектом в то время, мне бы хотелось объяснить наши решения. В конце концов вы имеете право знать о том, что конкретно происходит с вашим дистрибутивом.

Есть две причины, по которым мы стараемся не комментировать ничего, что связано с Айки и некоторыми аспектами разработки, за которые он отвечает. Мы не ставим его на пьедестал, но и принижать его заслуги не станем. Уж Айки то знает, как работает его система! Именно поэтому мы не беспокоили его в течение нескольких недель после его отъезда. К тому же ему действительно нужен был отдых (как физический, так и моральный). Мы не знали, что именно у него там произошло, но нам не хотелось гадать и строить безумные предположения. Со временем он бы и сам нам всё объяснил. Но многие восприняли наше молчание как попытку скрыть какие-то проблемы и возможный конфликт внутри команды. Ещё раз: мы не комментировали ситуацию, потому что не хотели вмешиваться в личную жизнь ведущего разработчика, потратившего на развитие проекта тысячи часов своей жизни.

Вторая причина чуть более прагматична: у нас тупо не было времени на объяснения. Сайт упал, форум тоже. За ними могли отвалиться и репозитории. Всё свободное время мы тратили на восстановление инфраструктуры. Чем быстрее мы вернём всё как было, тем меньше вопросов возникнет. Миграция была первостепенной задачей. Задачей №2 была дальнейшая разработка. Мы тут технари, а не дипломаты. Всё это время мы потратили на переезд, а потом в удвоенном темпе пытались наверстать упущенное. И, по-моему, сейчас инфраструктура Solus устроенна куда лучше, чем прежде: теперь у нас есть собственное оборудование, за которое нам не нужно платить, и теперь мы сами контролируем всё, что происходит с нашей системой. От начала и до конца, от корки до корки. За последние 30 дней мы успели закрыть более 300 багов и распределили текущие задачи по степени их важности. Мы провели 5 еженедельных синхронизаций, обновили стек Xorg до 1.20, внедрили свежие драйвера Nvidia 410 для карт Turing RTX и начали публичное тестирование сборки Solus с рабочим окружением Plasma.


Некоторые учётные записи Solus были привязаны к личным аккаунтам Айки, и доступа к ним у остальной команды не было. Вот список севрисов, доступ к которым нам восстановить пока не удалось:

  1. Dediserve. Эта та штука, на которой хостился предыдущий домен Solus. Без доступа к ней мы не можем обновлять настройки DNS, поэтому пришлось переехать на getsol.us. В тот момент нам казалось, что это временно, но, скорее всего, это уже навсегда.
  2. Fastly – эта штука, благодаря которой пользователь скачивал пакет с того сервера, который был к нему географически ближе.
  3. Google Apps для бизнеса. Мы использовали его для электронной почты и некоторых документов.
  4. OVH – хостинг, на котором мы размещали предыдущие сборки, репозитории и веб-сервисы. У нас не было полного доступа к сервису, только то, что доступно через SSH. На самом деле без Айки мы даже счета оплатить не могли.
  5. Patreon был основным источником финансирования. Через него мы собирали ежемесячные пожертвования. Из этих средств мы оплачивали работу Айки, покупку необходимого оборудования и сопутствующие расходы.
  6. PayPal мы использовали для вывода средств с Patreon. Это был личный аккаунт Айки.
  7. SendGrid нужен был для рассылки Phabricator и форумов.

Я очень долго разговаривал с поддержкой недоступных нам сервисов. Результат был следующим:

  1. Dediserve напрочь отказались предоставить нам доступ к сервису.
  2. Fastly без лишних вопросов вернули нам необходимый доступ. Огромное спасибо за быстрый ответ и понимание!
  3. Google даже не стали с нами разговаривать, объясняя это тем, что у нас нет доступа к нужной учётной записи.
  4. OVH не предоставили нам нужных прав доступа, однако дали нам время для миграции. На данном этапе мы можем полностью отказаться от OVH.
  5. Учётная запись в PayPal была личным аккаунтом Айки.
  6. SendGrid так и не ответили. Пришлось создать новый аккаунт. В принципе это не такая уж и проблема.

Хуже всего обстоят дела с Patreon. Я несколько раз пытался связаться с тамошней поддержкой, но они раз за разом отказывались вернуть нам доступ к учётной записи Solus. В настоящий момент у нас нет доступа к средствам, которые наши пользователи жертвовали нам через Patreon. Мы даже не знаем, о какой конкретно сумме идёт речь. Если вы один из тех, кто внёс свой вклад в развитие дистрибутива, сделав пожертвование через Patreon, вы, скорее всего, расстроены не меньше нашего. В данной ситуации мы бессильны, и единственное, что мы можем сейчас сделать, просто попросить вас прекратить выплаты сервису. Иначе ваши деньги всё равно будут висеть мёртвым грузом на уже мёртвом аккаунте. А ещё вы могли бы обратиться в поддержку Patreon и потребовать возврата средств: в конце концов блокировать аккаунт они тоже пока не хотят, а значит, сервис также несёт ответственность за то, что деньги его пользователей не доходят до адресата. Возможно, когда-нибудь нам всё-таки удастся вернуть доступ или хотя бы заблокировать учётную запись.

Нам следовало задуматься о правах доступа гораздо раньше, так что случившееся – это целиком и полностью наш косяк. Пока мы планируем приостановить сбор пожертвований до тех пор, пока у всей команды не будет должного уровня доступа к собранным средствам.


Мы полностью разделяем взгляды Айки касаемо его операционной системы. Solus – независимый, самодостаточный и прагматичный дистрибутив Linux, одержимый идеей технического совершенства. Поэтому мы и здесь. Каждый из нас привносит в проект что-то по-настоящему уникальное, собственный опыт и знания. Айки заложил фундамент, и мы теперь постараемся продолжить его работу.

Лично я пришла в Solus из-за рабочей среды Budgie. В те времена я к своему стыду была ярым адептом XFCE и Ubuntu Studio. Но разработка XFCE замедлилась, и мне пришлось искать современные альтернативы. В кругу линуксоидов Айки всегда был довольно известным парнем, местной знаменитостью. И я с удивлением обнаружила, что он уже много лет пилит собственное рабочее окружение, а параллельно с ним развивает и собственный независимый дистрибутив Linux. Кстати, в те годы дистрибутив носил гордое имя EvolveOS. Около года я следила за развитием EvolveOS и Budgie, а весной наконец-то стряхнула пыль со своего IRC-клиента и начала слоняться по каналам Solus в Freenode. В июне того же года прошел хайфест Solus 1.2, и я наконец-то почувствовала себя как дома: мне было максимально комфортно общаться с командой и пользователями. По иронии судьбы, самым ранним событием тех дней стал яростный спор между мной и Джошем: мы всё не могли договориться о том, как работают асинхронные вычислительные шейдеры (Asynchronous Compute Shaders) в графический процессорах Radeon. Кто победил? Я, конечно!

По работе мне часто приходилось волонтёрить, помогая местным исследователям с поддержкой нужного им софта. Формат ypkg оказался довольно простым, так что научиться упаковывать в него необходимые программы было не так сложно. Я достала с верхней полки старенький ноут и накатила на него Solus. Спустя пару часов до меня вдруг дошло, что в Solus мне почему-то вообще не пришлось возиться с драйверами и другими мелочами, на которые в других дистрибутивах у меня могло уйти несколько вечеров. А после нескольких отчётах о случайно найденных багах мне тоже захотелось внести свою лепту. Раздел, которым мне хотелось бы заниматься, нашёлся сам собой – игры. Игр в репозиториях Solus почти не было, но ведь игр с открытым кодом полно! Так начался Solus Game-Fest, серия стримов на YouTube, во время которых каждые выходные упаковывала и загружала в репозитории Solus по несколько новых игр. К тому моменту мы уже успели сдружиться с командой и частенько болтали в общем чате. А после нескольких совместных стримов с Айки и Джошем они наконец-то сдались и предложили нам с Питером присоединиться к команде Solus. Кажется, кто-то даже сказал, что это нужно было сделать гораздо раньше. Моя жизнь навсегда изменилась. Два года спустя, оглядываясь назад, я невероятно горжусь тем, чего мы достигли. Мне действительно приятно находиться в окружении таких людей!


Я присоединился к проекту вскоре после первой беты EvolveOS. Мои мотивы были слегка поверхностными: Budgie 8 внешне напоминал Chrome OS, а тамошний дизайн мне тогда безумно нравился. К тому же дистрибутив был написан с нуля и ориентировался прежде всего на домашние компьютеры. Кстати, Solus – единственная ось, с которой мой старый ноут умудрялся правильно выходить из режима сна. Вот только это преимущество не могло компенсировать до смешного скудный репозиторий: нужного софта в то время почти не было. Привыкли к IDE, Atom, Keepass? Забудьте! Первое время я даже не мог открыть свою базу паролей. Зато у Solus было то, чего не было у других дистрибутивов: Айки! Айки точно знал, в каком направлении развивается дистрибутив, и был готов потратить сотни часов на то, чтобы обучить людей им пользоваться. Он научил меня упаковывать софт в форматы ypkg и pachage.yml, после чего я смог присылать патчи по электронной почте, а он мог добавлять их в репозиторий на git. EvolveOS был первым серьёзным Linux-проектом, в котором я наконец-то почувствовал, что в праве вносить хоть какой-то весомый вклад. Я видел, как сформировалась первая команда Solus (Айки, Джастин и я), я видел, как в Budgie наконец-то появился центр уведомлений, я видел первый релиз Solus (после которого я занял место менеджера проекта по связям с общественностью). Я помню, как сидел и проверял собранные Беатрис пакеты и следил за её стримами ещё до её прихода в команду. Я помню, как мы с Айки обсуждали возможность привлечь Беатрис, Питера и Стефана в основную команду Solus. Я помню почти все важные обсуждения и все предложенные идеи. Мы все довольно разные, но всё же мы все идём в одном направлении.

На протяжении всех этих лет наш взгляд на будущее Solus оставался неизменным. Мы точно знаем, куда мы идём. Мы знаем, к чему мы стремимся. И мы точно знаем, чего мы можем достичь с вашей поддержкой.

Solus независим и самодостаточен:

  • Мы сфокусированы исключительно на домашнем использовании.
  • Мы сосредоточены на поддержке популярных архитектур и устройств, которыми пользуемся сами.
  • Мы стремимся создать операционную систему, которой сможем гордиться.

Solus прагматичен:

  • Мы одержимы идеей о том, что пользователь не должен возиться с настройками. Мы хотим, чтобы у пользователя всегда было готовое решение. Да, это в корне противоречит тому, к чему сейчас стремится команда GNOME.
  • Мы одержимы идеей создания гибкой, производительной и доступной платформы для пользователей любого уровня знаний.
  • Мы одержимы идеей создания безопасного и дружелюбного сообщества.

Solus стремится к техническому совершенству:

  • Мы не боимся менять архитектуру и переписывать код. Если для удобства пользователей нам нужно полностью переделать поддержку Steam, систему управления драйверами или способ установки ПО, мы это сделаем.
  • Если Solus нужен какой-то уникальный инструмент, мы его напишем. Ничто другое не сможет удовлетворить всех наших потребностей.

Solus – это Linux:

  • Linux – основа нашей операционной системы, и мы гордимся этим. Linux позволяет нам обеспечить поддержку современного оборудования. Благодаря Linux мы можем добавлять необходимый нашим пользователям функционал, а при необходимости и вносить свой вклад в разработку ядра.

Теперь мы хотим чётко обозначить наши цели и распределить обязанности. Во-первых, мы обновим страницу с информацией о команде, чтобы у вас была возможность получше узнать тех, кто работает над вашим дистрибутивом. Возможно, вам понадобится лично связаться с кем-то из нас. В основной команде сейчас всего три человека: я, Джошуа и Питер. Я возьму на себя техническую часть, и на мои плечи лягут следующие задачи:

  • разработка, внедрение и поддержка драйверов и новых версий ядра
  • разработка, внедрение и поддержка ключевых подсистем (таких как dbus и systemd)
  • разработка инструментов, связанных с упаковкой и DevOps

Питер займётся оптимизацией. На нём будут следующие задачи:

  • разработка, внедрение и поддержка различных средств компиляции
  • оптимизация работы систем
  • разработка инструментов, связанных с тестами производительности

Ну а я буду отвечать за то, что обычно принято называть «user experience». Скорее всего, на мне будет:

  • разработка, внедрение и поддержка рабочих окружений Budgie и GNOME
  • разработка и поддержка платформ и инструментов, связанных с взаимодействием с нашими пользователями
  • публикации в блоге, социальных сетях и на нашем форуме

Если честно, у нас до сих пор не было возможности поговорить с Айки. Он не особо в курсе того, что мы тут устроили, а мы всё ещё слабо понимаем, что с ним происходит. Похоже блог – наш единственный способ с ним связаться. Я чувствую, что мы в долгу перед ним.

Айки! Ты – единственная причина, по которой существует Solus. Мы безмерно благодарны тебе за тот вклад, который ты внёс в развитие открытых проектов. Спасибо, что позволил нам стать частью чего-то великого. Мы продолжим твои начинания. Мы знаем, к чему ты стремился, и понимаем, каким ты хотел бы видеть свою систему. В конце концов, ты годами объяснял нам, каким должен быть идеальный дистрибутив. Случившееся – это ни в коем случае не захват и не попытка переворота. Если ты решишь вернуться, мы с радостью уступим тебе место. И мы примем любое твоё решение. Даже если ты решишь навсегда нас покинуть, Solus никуда не исчезнет. Мы никуда не денемся, и EvolveOS будет «эволюционировать» и дальше!

Я безгранично благодарна вам за всё то время, что мы работали плечом к плечу. Мы многому у тебя научились, и теперь мне будет, что вспомнить в старости. Для меня огромная честь быть твоим другом. Желаю тебе невероятных успехов во всех твоих начинаниях. Не важно, чем ты решишь заняться дальше, главное, чтобы это сделало тебя счастливым. Ты этого заслуживаешь!


Последние несколько недель многому нас научили. Кажется, теперь мы готовы к любому форс-мажору:

  • Доступ к домену GetSolus теперь есть не только у меня, но и у Беатрис. Если придётся вносить какие-то изменения в DNS, сделать это будет в разы быстрее и проще.
  • Теперь у каждого члена команды GetSolus на GitHub есть права владельца.
  • У меня, Питера и Беатрис есть SSH-доступ к серверам и виртуальным машинам, которые используются в Solus.
  • У Беатрис есть доступ к учётной записи GetSolus на SendGrid (через Teammates).
  • В случае с Phabricator у нас троих теперь есть возможность вносить изменения по SSH.

Самая слабая сторона любого открытого проекта – это законодательство. Особенно, если разработчики живут в разных странах и вынужденны подчиняться разным законам. Раньше все эти проблемы мы решали довольно просто: за финансы у нас отвечал Айки, а за всё остальное (разработку и лицензирование) – мы. И такая модель действительно подходит для маленьких проектов. Но Solus растёт, а значит, у нас есть два пути: либо превратиться в стандартную бизнес-компанию, либо найти другую организацию, которая занялась бы финансовыми и юридическими вопросами.

В настоящим момент никто из членов команды не хочет брать на себя личную ответственность за регистрацию Solus в качестве юридического лица, и единственный выход для нас – членство в более крупной некоммерческой организации. Сейчас мы готовимся к подаче официальной заявки в Software Freedom Conservancy (SFC). Это некоммерческая организация, которая готова взять под своё крыло подобные нам FOSS-проекты. Зачем это нужно?

  • Через SFC мы сможем принимать необлагаемые налогами пожертвования.
  • Мы сможем нанимать разработчиков в качестве подрядчиков.
  • У нас появится юридический представитель по вопросам лицензий (авторское право) и бренда (товарный знак).
  • SFC поможет в проведении мероприятий Solus Community Events (конференций, встреч и т. д.)

Если кто-то опасается, что подобное объединение негативно скажется на развитии дистрибутива, мне бы хотелось вас успокоить – SFC уже много лет представляет интересы нескольких серьёзных open source проектов:

  • Coreboot
  • Debian Copyright Aggregation Project
  • Git
  • Godot
  • Inkscape
  • Mercurial
  • QEMU
  • Samba
  • Wine

Solus – это rolling release и тщательное тестирование всех обновлений, благодаря чему у вас всегда есть возможность использовать свежие версии необходимого вам ПО, не жертвуя при этом общей стабильностью системы.

Раньше мы чередовали ISO-образы релизных версий и снапшотов. Теперь же мы планируем выпускать новую версию Solus почти каждый месяц, однако мы продолжим тщательно тестировать каждое из грядущих обновлений. Сырое ПО никогда не попадёт в стабильный репозиторий.

Подобный подход предполагает как крупные релизы, так и менее значительные патчи. Переход к новой модели обновлений начнётся с выходом Solus 4. Что касается самой системы, то сейчас наша первостепенная задача – завершить разработку Budgie 10.5 и переписать Центр приложений (возможно, не сразу, но это точно случится в рамках 4-й версии). С тех пор, как мы загрузили на сайт образ Solus 3 ISO Refresh, произошло уж слишком много важнейших изменений (к примеру, переход к X.Org 1.20.x), и новым пользователям было бы удобнее использовать образы поновее.

В Solus 4.1 основное внимание будет уделено Budgie 10.5.1 и обновлению стека GNOME до версии 3.30.x. Затем нам предстоит протестировать обновлённый Центр приложений. Конкретной даты релиза у нас нет: мы не хотим срывать сроки и будем выпускать всё по мере готовности.

Кроме того, нам бы хотелось уделить некоторое время улучшению наших собственных сервисов. Кажется, эту тему мы уже затрагивали в нескольких заметках: Improving Community Engagement и Shiny Delights. Мы хотим, чтобы у каждого нашего пользователя был шанс быть услышанным.

А ещё Беатрис собирается поработать над инструментами для сборки пакетов и улучшить eopkg-deps. Большое обновление для ypkg тоже уже в разработке, но пока на очень ранней её стадии.

Ну и напоследок планы на будущее. Со временем мы собираемся полностью переосмыслить многие аспекты в работе Solus: к примеру, нам бы хотелось, чтобы у системы был новый установщик, а 11-я версия Budgie основывалась уже на GTK4.

Мы понимаем, что вам, скорее всего, потребуется некоторое время, чтобы переварить темы, которые мы успели обсудить. Надеемся, что нам всё-таки удалось донести до вас свою точку зрения. Мы действительно хотим быть максимально честными с нашим сообществом, но при этом мы должны уважать чужую конфиденциальность. Если возникнут какие-то вопросы, мы постараемся на них ответить. Если получится…

За сим всё…
Команда Solus
27 октября 2018 г.

Comment

Vivaldi