Mozilla и Tor: В защиту анонимности

Internet Health Report – это проект Mozilla, в рамках которого сотрудники фонда рассказывают о текущих проблемах интернета и его пользователей. Недавно речь зашла об анонимности, и в её защиту высказалась Стефани Уайтед, директор по коммуникациям проекта Tor.

В защиту анонимности

Если случается что-то плохое и в деле замешен интернет, во всём винят анонимность. И звучит это вполне логично: если бы мы смогли идентифицировать каждого человека, который сейчас находится в сети, мы бы смогли предотвратить любое преступление или хотя бы максимально быстро его раскрыть. Политики по всему миру в один голос заявляют, что мы должны немедленно запретить любые методы шифрования и заблокировать все анонимные сайты. Но мир не так прост, как нам кажется, и зачастую шифрование данных и анонимность – это единственное, что может защитить жертву преступления от дальнейшего преследования. И не важно, о каких именно преступлениях идёт речь: мошенничество, нарушение прав человека, домашнее насилие, военные преступления или угрозы личной безопасности.

Постоянное наблюдение, которому способствует развитие технологий, по определению ограничивает права и свободы граждан, а значит, вредит современному обществу. И по большому счёту не столь важно, кто именно ведёт это наблюдение, правительство или крупные корпорации, результат всегда один. Благодаря глобальному распространению интернета мы наконец-то можем общаться и учиться друг у друга, невзирая на государственные границы и политические взгляды. Вместе мы можем сделать этот мир чуточку лучше, однако для этого мы должны перестать бояться пользоваться технологиями, которые у нас есть.

Скрыться от постоянной слежки в сети не так просто, это требует некоторых усилий, пойти на которые пока готовы далеко не все. Одним из важнейших инструментов защиты служит сеть Tor. Около 2 миллионов человек ежедневно пользуются браузером, чтобы скрыть своё местоположение и без страза общаться с пользователями по всему миру.

В последнее время Tor всё чаще обвиняют в том, что им пользуются лишь террористы и преступники, но это не так. И Стефани А. Уайтед, директор проекта Tor по коммуникациям, готова прокомментировать эти обвинения.

Вопрос: Какие вопросы от журналистов вас расстраивают?

Меня расстраивают любые вопросы, вызванные непониманием того, чем на самом деле является Tor. Для журналистов Tor – это лишь окно в дарквеб, они слабо представляют, как именно устроенна сеть и как именно её используют.

Onion-сервисы для безопасного обмена информацией. Их можно использовать для публикаций или для того, чтобы избежать индексирования поисковыми системами. Такие сайты нельзя открыть в обычном браузере. Это и называется дарквебом. Вот только это никак не связано с терроризмом и преступлениями. Это лишь технология. Технология сама по себе нейтральна. Tor – не зло, каждый день он спасает жизни людей, которым угрожает опасность.

Например, в некоторых странах запрещены ресурсы, консультирующие пользователей по вопросом здоровья, и для местных жителей Tor – это самый простой способ получить доступ к подобным сайтам. Активисты и правозащитники по всему миру могут общаться, не боясь за свою жизнь и свободу. Благодаря сети Tor, люди, ставшие свидетелями преступлений или коррупции, могут сообщить об этом, не опасаясь последствий. Onion-сервисы используются и для создания более безопасных версий популярных сайтов: The New York Times, Facebook и ProPublica уже давно обзавелись сайтами с доменами .onion

Вопрос: Что делает вашу работу наиболее значимой?

Интернет постепенно теряет свободу, и для меня в этой ситуации важно быть на стороне добра. Вместе мы боремся за право конфиденциального доступа в сеть. Миллионы людей по всему миру доверяют нам, и, благодаря сети Tor, у них есть возможность общаться, не боясь, что кто-то сможет нарушить их спокойствие.

Многие люди хотели бы ограничить те колоссальные объёмы данных, которые собирают о них крупные IT-корпорации. И это вполне справедливо. Но для некоторых Tor стал неотъемлемой частью их жизни, ведь без него, они бы давно могли бы лишиться свободы.

Во время массовых протестов в Судане социальные сети попросту были заблокированы, и для местных жителей Tor стал главным способом выйти в сеть. Популярность браузера тогда резко выросла, а потом история повторилась в Уганде, где власти ввели специальный налог на использование социальных сетей.

Вопрос: Когда вы слышите о преступлениях, которые действительно происходят, благодаря даркнету, это заставляет вас усомниться в правильности ваших целей?

Да, иногда меня огорчает, что кто-то использовал Tor для реальных преступлений. Однако я не сомневаюсь в надёжности нашего программного обеспечения и пользе, которую приносят наши разработки. Tor – это лишь инструмент, и как любой инструмент для защиты приватности он имеет чрезвычайно важное значение. Реальность такова: преступления могут происходить на любом сайте, а преступники могут использовать любой другой браузер. Onion-сервисы тут не при чём. Запрет Tor и полный запрет интернета не искоренят преступность.

Вопрос: Меняется ли со временем отношение к сети Tor со стороны общественности и прессы?

Да. И на мой взгляд, это связано с тем, что мы изменили подход к коммуникациям и сделали Tor чуть более удобным для простых пользователей. Кроме того, всё больше пользователей осознают масштабы слежки в сети. Сегодня и шагу нельзя ступить без того, чтобы об этом не узнало несколько десятков сервисов, которыми вы пользуетесь. С недавних пор другие браузеры также начали предоставлять своим пользователям определённые средства защиты, но лишь Tor способен дать вам полную анонимность и защитить вас от всех видов слежки в сети. Постепенно это понимают и журналисты. Так что, да: отношение к Tor постепенно меняется в позитивном направлении.

Вопрос: В мире Tor наверняка происходит много захватывающих событий. Так ведь?

Tor стал быстрым и удобным браузером. Похвастаться этим раньше мы, увы, не могли. Основа сети Tor – 7 000 серверов по всему миру. Ими управляют добровольцы, и именно благодаря им нам удалось обеспечить общую пропускную способность в 40 GiB/сек.

В 2018 г. мы выпустили первую мобильную версию браузера Tor. Это позволило существенно расширить аудиторию за счёт стран, где смартфон пока остаётся единственным способом выйти в сеть. Ведь пользователи смартфонов также нуждаются в защите личных данных, как и все остальные.

Стефани А. Уайтед,
директор по коммуникациям проекта Tor

Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Vivaldi